№ 3

Сентябрь/2022

Russian Traveler 03/2022

Жительница глухой деревни Анна купила брошенный дом и оборудовала его под частную пекарню: удачно зарабатывает

Фото: Фото: Андрей Павличенков

Чухломские деревенские виды.

Этой замечательной историей поделился Андрей Павличенков, московский предприниматель, финансист, который живет жизнью глубинки: например, он выкупил и восстановил в далеких глухих костромских лесах терем начала XX века. Андрей много времени проводит в Чухломе, где этот терем и находится – общается, дружит с местными. На днях он рассказал вдохновляющую историю про деревенскую жительницу Анну, которая основала в погибающей деревне свою частную пекарню. Частный бизнес в умирающей российской глубинке? Бывает и такое!

"У нас есть новость, достойная желтых страниц. В соседней деревне Савино, до которой 20км через лес, появилась частная пекарня. Предпринимательница Анна заняла брошенный дом, выкинула из него мусор, пристроила дровяной сарай и в одиночку сложила огромную печь на два устья. Купила форм, электромешалку для теста и запустила процесс. Теперь по понедельникам средам и пятницам она печет 84 буханки черного, 30 буханок серого, 30 буханок белого и 30 булок. По воскресеньям, вторникам и четвергам Анна прогревает печь, а по субботам отдыхает. Поглядите в какой глуши, в окруженной лесами деревне находится этот оазис деревенского частного бизнеса".

Фото: Иллюстрация: Яндекс. Карты
Окруженная лесами деревня Савино в Костромской области. Ну а в левом верхнем углу карты – городок Чухлома, где живет Андрей Павличенков, тут же стоит восстановленный им старинный терем.

"Хлеб продается по 30 рублей, что на 5 рублей дешевле привозного от местного хлебокомбината, и гораздо вкуснее. Анна мгновенно завоевала Савинский рынок - в деревне проживает 230 человек - и вытеснила промышленных конкурентов. По моим прикидкам маржа Анны с учетом стоимости муки, дров, дрожжей, соли и электричества составляет 11-12 рублей на батон, итого она зарабатывает порядка 25 тыс рублей в месяц, что по сравнению с уровнем деревенских зарплат неплохо".

Фото: Фото: Андрей Павличенков
Анна за работой в своей пекарне.

"Подумал, глядя на Аню, что деревни, села, поселки и малые вымирающие города - идеальная площадка для малого предпринимательства. Во-первых, конкуренции очень мало. Все то, что в городе на каждому углу здесь часто вовсе не существует. Кафе? На три города - Галич, Чухлома и Солигалич нету ни одной приличной кофейни. Про поселки я даже не говорю - в них нету никаких точек питания. Аптеки? В большинстве поселков нету аптечных пунктов, при том что население в основном пожилое и тратит внушительный процент доходов на лекарства. Пекарни? Кое-где есть, кое-где нет. Шиномонтаж, автомойки? Сколько-то приличные только в Галиче и на них всегда очередь. Гостиницы, гостевые дома - их почти нет, в сезон с местами везде проблема. Фермерские продукты - та же история, поставщиков приходится искать за 100 километров. Доставка еды? Нет, не слышали. Доставка товаров? В зародыше - большая часть транспортников отказываются везти что-нибудь далее Костромы. И все то, что душит малый бизнес в больших городах - сети и Яндексы со Сбербанками - в сельской местности тоже отсутствует - ну, разве что за исключением Магнита. Даже наоборот - никаких сетей на село не заманишь - у большинства есть какие-то KPI по количеству жителей - доходит до того, что люди пишут в сети прошения, чтобы они к ним пришли, и им отказывают".

Фото: Фото: Андрей Павличенков.
Те же самые места – Чухломской район, поселок плотна. "Население – шесть человек", – рассказывает Павличенков. Чем не плацдарм для частного бизнеса?

"Аренда? В вымирающих поселках и городах полно дармовой площади, которую можно привести в порядок минимальными инвестициями. Проверки? Во многие удаленные поселки они просто ленятся ехать. За чем же стоит дело?

Самое главное - нету предпринимательской жилки в ДНК. В сельской местности много мечтателей - у нас есть сосед, который мечтает открыть среди леса горнолыжный центр. Много людей, переживающих о стабильной работе - которую в часто представляют так - кто-то за тебя разбирается со всеми бумажками, кто-то берет на себя все риски, а ты работаешь от звонка и до первой бутылки, и то, только если тебя понукают, и при возможности воруешь. Все это в комплексе называется "рабочее место" и о нехватке таких мест все страшно переживают.
С другой стороны хватает людей, готовых попробовать - но часто они не представляют с чего начинать, что и как делать и откуда взять деньги.

Вопрос - есть ли успешный опыт помощи сельским предпринимателям? Как мне кажется, это лучшая точка приложения средств и сил для развития местности, но я не знаю с чего начать - предпринимательству ведь не научишь. Можно ссудить денег и дать несколько здравых советов - пекарни, кафе, автомойки - это достаточно просто. Мы и так, было дело, давали кредиты знакомым под их малые бизнесы - такси, фермерство, вывозка леса - и, надо сказать, возврат по таким кредитам был на уровне рейтинга ААА. Но как систематизировать такую работу?"

Снимок экрана 2021-08-24 в 16.41.23.png

Рубрику ведёт

Антон Зоркин

zorkinadventures в Яндекс.Дзен

Главный редактор Russian Traveler. Готовя репортажи, трудился змееловом, дальнобойщиком и матросом. Спал в пещерах, ходил к вершинам гор и нырял с белухами. В этом блоге – заметки из путешествий, разговоры с самыми интересными людьми со всех концов света, интервью с экспертами по приключениям и тесты вещей, без которых не обойтись в поездках.