№ 4

Декабрь/2022

Russian Traveler 04/2022

«Летающие мужчины и белые медведи»: почему растить ребенка на Крайнем Севере – страшно

freepik.com

Продолжение рассказа метеоролога Дарьи Никитиной, которая десять лет проработала на полярных станциях в Арктике. На этот раз – небольшие ее зарисовки о жизни на Крайнем Севере с сыном Валерой. В последние годы своей работы Дарья жила в поселке Диксон на побережье Енисейского залива Карского моря, полуостров Таймыр. Это арктическая пустыня, крайне суровый климат. Зимой бывает и -48, а летом вполне может быть и -8.

На Диксоне бывают очень сильные ветра. Помню, было 35 метров в секунду, еще когда я жила там без сына. В плане непогоды там бывает весело. Помню, выхожу на улицу из магазина, а там дверь открывается не по нашим, северным, правилам – наружу. Дует, при этом, южный ветер. И вот я иду к выходу и вижу такую картину: крепкий мужик, килограмм под 90, за дверную ручку ухватился, а его уже от земли ветром оторвало. Я ему кричу:

– Ручку-то брось.

А он:

– Так дверь же сломается!

– А если ты сломаешься — лучше что ли будет?

На Диксоне все просто — чуть щелку в двери делаешь — ее просто вырывает вместе с тобой.

Дарья с сыном Валерой – живут уже давно в городе (фото из архива)

В похожий ветреный день мы с сыном как-то вышли на улицу. И пока он спускается по лестнице и держится за перила, ничего не происходит. Но стоит ему только сойти на землю, как он поднимается в воздух параллельно земле. Похож становится на целлофановый пакетик, который треплется на ветру. Хорошо, что он второй рукой держался за меня. Причем, весил мой сын тогда уже довольно прилично – 12 килограммов где-то.

Второй случай произошел, когда везла Валеру на санках в детский сад. Везла быстро – бегом: надо было раздеть, сдать ребенка воспитательнице, и надо бежать на работу к вездеходу. Делаю последние шаги до крыльца и тут понимаю, что санки на веревке болтаются пустые. А сына в санках-то и нет. То есть получилось так, что ветер перевернул санки и унес ребенка. Иду назад и вижу, как мой ребенок катится куда-то к забору, словно перекати-поле. Катится и орет: «Мама!» Я догнала его, прижала к себе, снова понесла в садик.

Иметь ребенка на Крайнем Севере и болеть – это очень страшно. Я своего сына привезла на Север, когда ему исполнился год и восемь месяцев. И увезла с Севера в июле — через полтора года. Не хочу, чтобы он жил в условиях, где нет солнца, нет фруктов, нет возможности просто погулять в самых обычных условиях. После садика всегда надо бежать домой, потому постоянно холодно, темно, рядом бегают бродячие собаки ростом с с сына и где-то поблизости еще и белые медведи.

Снимок экрана 2021-08-24 в 16.41.23.png

Рубрику ведёт

Антон Зоркин

zorkinadventures в Яндекс.Дзен

Главный редактор Russian Traveler. Готовя репортажи, трудился змееловом, дальнобойщиком и матросом. Спал в пещерах, ходил к вершинам гор и нырял с белухами. В этом блоге – заметки из путешествий, разговоры с самыми интересными людьми со всех концов света, интервью с экспертами по приключениям и тесты вещей, без которых не обойтись в поездках.