№ 3

Сентябрь/2022

Russian Traveler 03/2022

«Про нас говорят много неправды»: мифы про оленеводов опровергает девушка, выросшая в тундре

Фото: Фото героини поста.

Валентина Канюкова в тундре.

26-летняя Валентина Канюкова выросла среди оленеводов – на Севере, в Канинской тундре (это полуостров Канин, Ненецкий автономный округ). Ее отец, Василий Максимович Канюков, был бригадиром оленеводческой бригады №5 СПК «Восход». Сейчас героиня этой заметки zorkinadventures живет в Архангельске, но при первой возможности уезжает обратно в тундру, где чувствует себя дома (я периодически вижу фотографии Валентины в инстаграмм – она садится в вертолет и летит к родным). Расспросил Валентину, в том числе, и про главные ошибки мифы про оленеводов, которые уже стойко сформировались у туристов, блогеров и журналистов. Вот, что рассказала Валентина:

"Главная, на мой взгляд ошибка тех, кто пытается описывать жизнь оленеводов – стереотипное мышление, поверхностный взгляд. Наш быт многие описывают так, словно мы какие-то почти пещерные люди. Не знаем никаких благ цивилизации. Живем мы в чуме, света и связи нет, на завтрак у нас мясо с кровью, на обед и ужин тоже самое. Моемся примерно раз в год. Еще пишут, что мы все чуть ли не поголовно шаманы, призываем духов. Пожилые оленеводы, если исходить из мнения большинства, – точно шаманы. Я, может быть, немного утрирую, но именно такое впечатление остается после просмотра видео, после прочтения многих статей про оленеводов.

Фото: Фото героини поста.
Валентина Канюкова – не в тундре, а в городе.

Пока думала над вашим вопросом, поняла, что мне больше всего не нравится: что все представляют нас какими-то убийцами, когда мы забиваем оленя на мясо. А ведь, по сути, вы, городские жители, едите такое же мясо: говядину, свинину или курятину. Просто вы не делаете это мясо сами, а покупаете в магазине. Не видите всех процессов, которые предшествуют тому, что курица попадет к вам на стол.
Многие туристы, журналисты и блогеры стараются сделать акцент на нашей якобы жестокости, делают фотографии оленеводов возле туши оленя с каким-нибудь куском мяса в зубах, с ножом в руках... Рядом где-то – обязательно маленький ребенок. И у людей возникает такой образ – ненец-убийца животных. Хотя, на самом деле, большую часть жизни мы занимаемся тем, что оберегаем животных, а не уничтожаем их.

Фото: Фото героини поста.
Палатка оленевода – в таком жилище Валентина провела все детство, здесь живет, когда приезжает к своим родственникам в тундру.

Среди ненцев есть множество людей с высшим образованием. Мы не ходим все время с ножами и мясом оленя, берем в руки музыкальные инструменты, любим и занимаемся творчеством. Например, моя старшая сестра Анна живет в бригаде оленеводов, пишет свои стихи о полуострове Канин. Ее семья играет на самых разных инструментах, и взрослые и дети. У них есть гитара, укулеле, флейта, варган... Все мы очень любим читать, хотя времени на это, живя в бригаде, остается не так уж много".

У вас есть уникальный опыт, интересная история, вы считаете, что ваш рассказ должны непременно услышать другие люди? Пишите на zoanton@yandex.ru – давайте вместе сложим грандиозную мозаику из самых захватывающих историй.

Снимок экрана 2021-08-24 в 16.41.23.png

Рубрику ведёт

Антон Зоркин

zorkinadventures в Яндекс.Дзен

Главный редактор Russian Traveler. Готовя репортажи, трудился змееловом, дальнобойщиком и матросом. Спал в пещерах, ходил к вершинам гор и нырял с белухами. В этом блоге – заметки из путешествий, разговоры с самыми интересными людьми со всех концов света, интервью с экспертами по приключениям и тесты вещей, без которых не обойтись в поездках.