№ 4

Декабрь/2022

Russian Traveler 04/2022

«Это земля животных, а не людей»: как инспектор заповедника живёт в опустевшем изолированном посёлке на берегу Байкала

Фото: Юрий Гороховский

Лиса Алиса – соседка инспектора Юрия Гороховского

Редактор сайта Russian Traveler Анастасия Крутикова поговорила с Юрием Гороховским – государственным инспектором Баргузинского заповедника, который уже больше 30 лет живёт вдали от людей в крошечном посёлке Давша. Юрий рассказал, как проходят его будни и в чём особенности работы инспектором на заповедных территориях.

Юрий Гороховский работает государственным инспектором ФГБУ Заповедное Подлеморье на территории Баргузинского заповедника (первого заповедника в России, который был создан в 1917 году для сохранения популяции баргузинского соболя) в Бурятии.

С 1987 года Юрий живёт и работает в Давше – крошечном и труднодоступном посёлке. Давша прячется среди глухой тайги в Северо-Байкальском районе на берегу моря – только так местные называют Байкал. Когда-то здесь был оживлённый населённый пункт – именно в Давше до 1999 года располагалась Центральная усадьба заповедника. Но после её перенесли, посёлок опустел, и сейчас здесь живёт всего несколько человек, включая самого Юрия. Главные обитатели здешних мест – медведи, лисы да соболя. 

Фото: Юрий Гороховский
Давша

С Юрием мы созваниваемся по вотсапу. Слова собеседника доходят с задержкой в пару секунд, но то, что мы можем вот так просто взять и поговорить – уже достижение. Недавно в оторванной от мира Давше на берегу Байкала установили гибридную фотоэлектрическую станцию, которая заряжается от солнца и генерирует энергию через аккумуляторы. Станция спутникового интернета работает на ней же.

Инспектор рассказывает, что живет и работает в заповеднике с 1987 года – уже 35 лет. Начинал он с должности простого лесника (инспекторов тогда еще не было) в службе охраны. Хотя любовь к этим местам зародилась гораздо раньше: мужчина родился в Усть-Баргузине, а в Давше он провёл всё своё детство, сюда ещё в 1940-х приехал с семьёй его дед. 

О рабочих буднях

Добраться до Давши трудно, поэтому живут и работают тут в автономном режиме. Инспектору нужно следить за огромной территорией. Отсюда одно из главных правил – всегда держи свой транспорт в порядке. 

Летом это моторная лодка, зимой – снегоход или квадроцикл. Зимой ещё нужно следить, чтобы техника была обогрета, заправлена. Условия содержания тоже нужно соблюдать – ставить транспорт в отапливаемое помещение (а для этого ещё дрова подготовить не забыть нужно). 

Вот  список основных необходимых вещей, которые Юрий берет с собой на патрулирование:

  • продукты. Минимум на три дня – мало ли где придется задержаться и заночевать. 
  • соответственно, базовый набор для выживания тоже обязателен: газ, топор, чайник и так далее. 
  • документы. На случай, если потребуется зафиксировать и оформить нарушение на территории заповедника. 
  • средства фото- и видеофиксации. Обязательно проверить, заряжены ли батарейки в видеорегистраторе или аккумулятор фотокамеры. 

Главная задача инспектора – патрулирование территории (с воды и по земле). Акватория Байкала у Баргузинского заповедника – без малого 15 тысяч гектаров. Протяжённость побережья получается более 100 километров – их и осматривает Юрий во время своих регулярных одиночных патрулей. 

Если заметить на воде движение – лодку какую или яхту, нужно подойти и узнать, есть ли у гостей заповедника разрешение находиться здесь или это гости незваные. Это самое частое нарушение, которое здесь фиксируют: «Незаконное нахождение в акватории заповедника». Такое нарушение относится к административным, а вот если был зафиксирован факт браконьерства, да ещё и в особо крупных размерах – это уже уголовно наказуемо. 

«Иногда бывают довольно большие команды нарушителей», – отмечает Юрий Гороховский. И добавляет: «Их нужно просто психологически продавить, чтобы добиться правильного эффекта. Я подъезжаю, предъявляю претензии, а мы находимся в глуши – на 100 километров никого вокруг. А их там 10 человек на корабле. Приходится объяснять, чтобы они осознали, что нарушили правила, и всё-таки вели себя в рамках. Масса нюансов профессиональных здесь есть. За мою 30-летнюю практику всякое бывало».

О наблюдениях

Отслеживание нарушителей, пресечение браконьерства и инспекция территории – основные, но не единственные задачи государственного инспектора ООПТ. Немаловажная обязанность – наблюдение за дикой природой. Мало смотреть во все глаза, нужно подмечать любую мелочь, фиксировать, вести дневники.

«Сейчас это уже редко делают. Не ошибусь, наверное, если я один веду дневник в нашей службе, – делится со мной Юрий. По громкой связи слышу, как он открывает один из дневников и шелестит листами. – Это дневник наблюдений, где всё максимально подробно расписано. Вот одна из задач, например, учёт медведей. Точно так же на лодке выезжаешь, предварительно всё подготовив, фотоаппаратом длиннофокусным вооружившись. В заданное время выходишь на точку и наблюдаешь, двигаешься вдоль берега по установленному маршруту, просматриваешь берег с лодки в бинокль и фиксируешь количество медведей на берегу».

В таком дневнике хранится подробная летопись таёжной жизни и расписание инспектора. Встретил он медведей – зафиксировал, сколько их было и в каком возрасте, увидел стаю лебедей – написал, во сколько и куда она летела, заметил следы изюбря – отметил, где именно. 

Юрий Гороховский

О зверях

Некогда оживлённая Давша сейчас практически заброшена. Опустевшие нежилые дома, покосившиеся заборы, поросшие бурьяном огороды. На территорию, когда-то обжитую людьми, пришли звери – и почувствовали себя здесь полноправными хозяевами. Так и обзавелись жители Давши многочисленными пушистыми и пернатыми соседями. Стараются жить с ними мирно, не ссориться. 

Например, спокойно забредают в посёлок медведи. Особенно их привлекает сочная трава, которая растёт на распаханных когда-то огородах. За обедом из окошка можно лицезреть, как косолапые приходят сюда пастись. 

Молодой медведь, зашедший в гости в Давшу

Чтобы не обострять отношения с хозяевами леса, существуют строгие правила. Главное из них – не допускать никакого мусора вокруг домов, особенно никаких пищевых отходов, чтобы ничего лишний раз не привлекало медведей к домам. 

Конечно, они всё равно ходят поблизости, иногда можно с ними и нос к носу столкнуться. Тогда нужно прибегнуть к нелетальным способам отпугивания – это фальшфейеры. В крайнем случае можно применить оружие. 

Но не только мишки приходят в Давшу «на выпас». В гости регулярно заглядывают постоянные соседи, которых Юрий узнает «в лицо»: очаровательная пара лисиц Алискин и Алиса. С Алискиным инспектор был знаком уже несколько лет, а однажды самец привёл на смотрины подругу – она стояла поодаль, пока лис привычно шастал по двору, будто позволяя людям рассмотреть свою избранницу. 

Лиса Алиса

Но особенно тёплые и доверительные отношения у Юрия Гороховского сложились с птицами – кедровками, поползнями, синицами. 

«Есть у меня пара знакомых кедровок. Они здорово контачат – садятся на руки, долбят шишки прямо с ладоней. Вот одна, которая сидит на руке и орехи вынимает, набивает себе подъязычный мешок – её я зову Орешка, потому что она непосредственно орешками занимается. А есть ещё Шишка – она всё время у меня шишку отбирает. Сядет, долбит эту шишку у меня из руки, как на дереве – они же на дереве сдирают шишки с кедра, и она так же сядет и долбит, пока я эту шишку ей уже не отдам, она и по пальцу может долбануть запросто».

Кедровка

Шишки для пернатых Юрий с женой собирают и заготавливают ещё с осени. Правда, лакомятся ими не только птахи – пронырливые соболя, миграционные пути которых лежат через Давшу, тоже часто находят кладку с шишками и с радостью их растаскивают. Эти пушистые зверьки надолго не задерживаются, да и заметить их можно только благодаря их небывалой наглости. 

«Соболям, как правило, имена не даёшь, они явление временное. Но бывают местные, которые здесь живут – я одного звал Корсаром, потому что проныра такой, залезет, стащит что-нибудь», – улыбается Юрий.

Баргузинский соболь – самый редкий из русских соболей. Тот самый вид, ради которого 105 лет назад создавался первый в России заповедник. Драгоценным «брендом» Российской Империи, важнейшей статьей доходов Сибири он стал задолго до появления нефтяных скважин. Но в начале XX века зверопромышленники забили тревогу — численность соболя падала от Урала до Камчатки. Был введен повсеместный запрет на добычу зверя, создан заповедник. Численность соболя удалось восстановить. 

О туристах

Когда-то туризм в Давше был делом обыденным и систематическим – в 1980-е сюда ходил теплоход, летал рейсовый самолет. Потом последовал долгий перерыв, когда туризм куда-то в глухую тайгу на берегу Байкала был эпизодическим и редким развлечением. Но сейчас туризм здесь возрождается – причём в новом «экологичном» облике – с экотропами и специальными маршрутами. 

Юрий с женой сами разработали круговые экскурсии по окрестностям Давши.

«Мы рассказываем о жизни леса, зимой заодно получаем навыки похода на лыжах (на камусах на охотничьих), учимся "читать" звериные следы. Зимой в лесу всегда очень интересно, есть, что рассказать. Очень чётким дополнением служит моё тесное общение с птицами: например, идёшь, рассказываешь про кедровок, и тут же они прилетают, садятся и начинают кормиться у тебя», – говорит инспектор. 

Приятно, что люди могут ощутить этот контакт непосредственный. То, что птицы маленькие садятся к людям на руки, они чувствуют их лапки – это дорогого стоит.

Туристы сейчас наведываются в Давшу и зимой, и летом, и с каждым годом их число растёт. Зимой приезжают на машинах, летом – на теплоходах, на лодках и даже на байдарках. Байдарочники, которые гребут своими силами, вызывают у инспектора особое уважение. Он зовёт их «вольные люди».

Фото: Юрий Гороховский
Туристы у берегов Байкала

В цифрах

В России 107 заповедников, 63 заказника и 66 национальных парков федерального значения, из них 104 заповедника, 64 национальных парка, 62 заказника находятся в ведении Минприроды России. В них работают 3 500 государственных инспекторов.

О переменах

Юрий признается, что застал как золотой век заповедника, так и достаточно жуткие времена: «Когда из средств связи была только молитва, ничего не работало». Сейчас, по его словам, заповедное дело вновь семимильными шагами возвращается на достойный уровень. Чувствуется внимание от министерства природных ресурсов и экологии России – и к Байкалу, и к его заповедным работникам. 

Инспектор обеспечен и транспортом на любой сезон – снегоходом, лодкой. И необходимой техникой: в наличии видеорегистратор, навигатор, фотоаппарат-длиннофокусник — вдруг нужно будет разглядеть номер нарушителей вдалеке. 

«И форма у нас появилась, систематизированный подход министерства к службе охраны виден. Она в своё время была, но потом куда-то пропала. Какое-то время мы как партизаны были одеты, покупали каждый сам своё. А сейчас обратно форму ввели, и это очень правильно, ведь мы всё-таки государственные люди, должны выглядеть соответственно, особенно при встрече с нарушителями. По одежке ведь встречают (а провожают уже как получится)», – усмехается Юрий.

Фото: Юрий Гороховский

По мнению инспектора, администрация приняла правильное решение вынести центральную усадьбу за пределы заповедника. Да, Давша опустела, но прекратилось и лишнее влияние человека на дикую природу. Он считает, что здесь действительно должна быть только функциональная группа, которая чётко выполняет свои обязанности. Функциональная группа заезжает, делает нужную работу и снова уезжает.

«Это я здесь болтаюсь по инерции – в силу того что я вроде как и на работе, и душа к этому лежит, здесь Родина. Но я остался работать и буду работать до пенсии. Пока буду нужен, буду работать», – уверенно говорит мужчина. 

Заканчивая разговор, спрашиваю: что больше всего нравится инспектору в своей работе? Среди прочего Юрий отмечает её разноплановость: тут нужно и с техникой возиться, и понимать, что в лесу происходит, и в горы ходить, и по морю ходить, и на лыжах, и с людьми общаться, и с животными контакт налаживать.

«Мне с детства привили эти ценности: что природу нужно охранять и сохранять. Думаю, если бы у меня другие какие-то ценности были, я бы уже давно отсюда сбежал. А так – находясь на природе, я чувствую себя осознанно, легко и свободно». 

В окрестностях Давши

psx-20220715-135856

Только недавно в России появился первый памятник государственным инспекторам особо охраняемых природных территорий. Он расположен около здания управления Кавказского заповедника в Адлере. Скульптура госинспектора – это собирательный образ, воссозданный по архивным фотографиям заповедника, дополненный современными деталями. 

Рекламодатель: ФГБУ «ЦБИ Минприроды России». 2VtzqwRsfK7