№ 4

Декабрь/2022

Russian Traveler 04/2022

Лошади Пржевальского: как вольные степные скакуны живут в Оренбургском заповеднике

Лошадь Пржевальского отзывается в большинстве жителей России далёкими воспоминаниями из детских атласов и учебников по географии. Но мало кто помнит, чем же так особенна эта лошадь. А главное, в каком состоянии этот вид, ведь в общественности появляются новости то о том, что они на грани исчезновения, то – на грани восстановления. Чтобы разобраться в этом вопросе, я отправился в Оренбургский заповедник, где реализуется проект по созданию полувольной популяции лошади Пржевальского в России.

Никогда бы не подумал, что буду снимать диких лошадей, но вот я стою на парковке аэропорта в Оренбурге, где меня подхватывает руководитель Центра реинтродукции лошади Пржевальского Евгений Булгаков, а впереди нас ждёт 150 километров по пустой утренней трассе – в сторону заповедника!

Путь пролетел незаметно благодаря рассказам Евгения, который сразу же начал просвещать меня в вопросах работы заповедника и жизни редкого вида лошадей.

Но для начала немного истории. В 1878 году во время экспедиции по центральной Азии, на российско-китайской границе русский путешественник, географ и натуралист Николай Михайлович Пржевальский получил в подарок череп и шкуру дикой лошади, добытой местными охотниками.

После исследования образцов зоологическим музеем в Санкт-Петербурге выяснилось, что шкура и череп принадлежат неизвестному науке виду животных. Тогда вид и получил название в честь первооткрывателя.

Почему эта лошадь считается последней дикой лошадью на земле?

На самом деле, на этот счет в среде ученых нет полного согласия, а современные исследования приносят новые гипотезы и отвергают старые. К примеру, ранее общепринятое мнение о том, что лошадь Пржевальского является предком домашней лошади, сегодня считается маловероятной. 

Исследования генетиков выявили, что у лошади Пржевальского генотип состоит из 66 хромосом, а домашней лошади – из 64. При этом домашняя лошадь и лошадь Пржевальского свободно скрещиваются и дают здоровое потомство. В отличие от других гибридов, самцы которых почти всегда бесплодны.

Таким образом, «тахи» (так называли лошадь Пржевальского монголы и считали ее священным животным) на своих естественных местах обитания свободно скрещивались с домашними лошадьми. Евгений Булгаков мне рассказал, что нередки были случаи, когда самец дикой лошади, такой небольшой с виду, спокойно уводил домашних кобыл к себе в гарем.

Также есть гипотеза, что лошадь Пржевальского происходит не от дикой лошади, а является одичавшим потомком своего одомашненного предка.

Независимо от происхождения, эта лошадь жила в дикой природе до середины XX века. Но как она оказалась под угрозой вымирания?

Сказалось множество факторов. Влияние человека – он осваивал степь и превращал её в сельскохозяйственные угодья, лишая животных кормовой базы. Параллельно шёл процесс скрещивания дикой лошади с домашней. Последним ореолом обитания тахи стали территории между Россией, Казахстаном, Монголией и Китаем.

Существенное сокращение популяции произошло из-за погодных условий 1944-1945 года. На редкость холодная зима – морозы, бураны и твердая корка льда, вызывали «джут» (массовый падёж скота), усугубляла ситуацию и летняя засуха. Из-за этого местные начали охотиться на диких лошадей.

Военные действия на границе Китая и Монголии также повлияли на бесконтрольный отстрел животных. В результате в 1969 году лошадь Пржевальского была замечена в дикой природе в последний раз.

Возрождение вида

Несколько особей все же сохранилось в зоопарках, а также в старейшем степном заповеднике мира – «Аскания-Нова», который находится на территории Херсонской области. Вся современная популяция лошадей Пржевальского происходит от 11 лошадей, значительная часть которых родом именно из «Аскании».

Возрождать популяцию начали в 1992 году. Первый центр реинтродукции был открыт в Монголии, аналогичные проекты создавались в Казахстане, Китае, странах Европы.

С 2015 года на территории государственного природного заповедника «Оренбургский» была запущена Программа по сохранению лошади Пржевальского в России. 

В 2022 году министр природных ресурсов и экологии России Александр Козлов утвердил программу восстановления лошади Пржевальского до 2030 года, согласно которой общая численность редких лошадей в нашей стране в центрах реинтродукции и зоопарках должна составлять не менее ста. 

В заповедник мы приехали еще затемно. Чуть отдохнули, дождавшись утра, и поехали искать лошадей. Перед этим Евгений показал мне загоны, а также ящики, в которых первые лошади приехали в заповедник.

Там же мы набрали пару мешков овса – лошади любят его, и именно это помогло приучить их к специалистам, которые проводят мониторинг. Ведь поначалу лошади сторонились людей, но благодаря небольшой вкусной подкормке, они привыкали к конкретным людям, машинам, их запахам и звукам. Сегодня Евгений подходит к ним со специальным звуком и жестами, чтобы они понимали, что это не чужак.

Евгений Булгаков и лошади Пржевальского

Едем по дороге, лошадей ещё не видно, но видны следы их жизнедеятельности.

«А это их местный мессенджер, через который общаются самцы. В основном сообщения простые: „Я круче тебя“, „Держись подальше от моей территории“ и так далее. Но именно так они оставляют друг другу знаки», – пояснил собеседник.

Вдруг Евгений останавливается на холме, достает бинокль и начинает смотреть вдаль. Я смотрю в ту же сторону, но вижу только пустое поле. «Вон, видишь точки – это небольшая холостяковая группа» – говорит Евгений. 

Достав фотоаппарат с телеобъективом, я только тогда их увидел! Очевидно, у кого здесь какой опыт мониторинга диких лошадей.

Во время мини-путешествия по территории заповедника Евгений Александрович поясняет, что реинтродукция подразумевает возвращение животного в среду, откуда он был когда-то «изъят». Именно этим и занимается центр.

«В целом, наша задача проста – сохранение и разведение лошади Пржевальского. Если формулировать сложнее, то наша цель — сохранение и разведение лошади в соответствии с международными рекомендациями, чтобы наша российская популяция была не только многочисленна, но и генетически устойчива.

И каждый рабочий день нашего центра отражает эти задачи – от ежедневного мониторинга популяции до уборки загонов и починки изгороди», — продолжает Евгений.

Действительно, по периметру заповедника забор, который не позволяет лошадям выходить за пределы заповедника. При этом он не препятствует миграции более мелких животных благодаря сетчатой структуре. Это очень важно.

Просторы Оренбургского заповедника

«Но мониторинг, время, проведенное рядом с лошадью – это основа нашей работы и научных исследований. Если мы не будем знать, что происходит у лошади в степи, ни о какой успешности проекта по восстановлению мы говорить не сможем. Наш мониторинг уникален: нигде в мире больше нет таких территорий, причем огороженных. Мы мониторим лошадей круглогодично: летом — каждый день, а зимой — несколько раз в неделю», — с интересом рассказывает собеседник. 

Как происходит мониторинг?

Специалисты выезжают в степь на машинах, квадроциклах или снегоходах, с помощью биноклей ищут лошадей.

«Поначалу это было непросто, ведь территория заповедника огромная! Лошади изучали ее, искали новые места. Бывало, весь день ездишь и не можешь найти лошадей. Ведь раньше на 16 тысячах гектарах было всего шесть особей. К тому же они еще сливаются с ландшафтом из-за окраски!», – вспоминает Евгений Булгаков.

Специалист отмечает, что сегодня они лошадей достаточно хорошо понимают. «Например, знаем предпочтительные участки обитания того или иного гарема. А изучив повадки лошадей, знаем, когда они будут отдыхать, пить или даже гулять перед закатом. Да, у нас есть и такие гаремы! Но все равно бывают случаи, когда лошади, словно призраки, – видишь их на холме, едешь туда, а их уже и след простыл. Или ездишь несколько часов, не можешь их найти, а они за тобой наблюдают со стороны и переходят с места на место, словно в прятки играют», – рассказывает он.

Лошадь – социальное животное

«Поедем, поищем гарем Перчика» – заинтриговал Булгаков, а потом добавил, что Перчик — это жеребец и его гарем часто можно встретить близко к Центру.

Меня, конечно, удивило слово «гарем». Почему не табун? А оказывается, учёные никогда не называют группу диких лошадей «табуном» – только «гаремом» или «косяком». 

Подъехав к группе Перчика, сразу понимаешь, почему это гарем: все кобылы и жеребята находятся за самцом, который всегда стоит между вами и группой, показывая, что он тут главный и защитник. 

Лошадь Пржевальского — социальное животное, поэтому существует в группах. Но если у домашней лошади матриархат, то здесь — полный патриархат. Есть самец, который держит гарем, где находятся кобылы и дети. Других самцов нет, даже если они были среди потомства. Как только сынок начинает засматриваться на кобыл, главный самец прогоняет их.

Потом такие самцы сбиваются в холостяковые группы: вместе находят пропитание, а главное — тренируют навыки борьбы, ведь наступает весна, и эти самцы попытаются отбивать кобыл из гаремов, чтобы создавать свои. Еще бывают случаи, когда два гарема временно объединяются, к примеру, чтобы вместе перезимовать. Ведь так проще добывать еду, а также защищаться от других зверей.

Сила дикой лошади именно в «группе». К примеру, волки могут напасть на одинокую лошадь, но на косяк – никогда: тогда у них почти нет шансов на победу.

Евгений рассказал, как ученые проводили эксперимент и выпускали лошадей Пржевальского в Чернобыльскую зону отчуждения. А там, в отличие от степных заповедников, лесистая местность и много диких зверей. Сначала волки пытались нападать на гарем. Но лошади всегда защищались и затаптывали хищников! В итоге волки быстро прекратили эти попытки.

В Оренбургском заповеднике у лошадей с дикими зверями проще. Волки и медведи здесь – крайне редкие гости.

Вообще это не вольная, а полувольная популяция. Участок заповедника, где обитают лошади, называется «Предуральская степь», его площадь 16,5 тысячи гектаров, что позволяет животным чувствовать себя комфортно. Даже при наличии забора по периметру, о котором я упоминал ранее. 

Почему для лошадей была выбрана эта территория? В 1975 году учеными был обнаружен участок первозданной степи в юго-восточной части Кувандыкского района. А это большая удача, ведь почти все степи уже были использованы человеком. Было решено развивать здесь заповедную территорию, для сохранения и восстановления уникальных ландшафтов. А лошадь Пржевальского появилась здесь намного позже.

Проект по созданию полувольной популяции лошади Пржевальского в России был запущен в 2015 на территории «Предуральской степи», который тогда же был присоединён к заповеднику. Чуть позже были завезены первые лошади из Франции, а потом – из Венгрии. 

Это действительно значимый проект международного масштаба, его поддержали Минприроды России, программа развития ООН, Глобальный экологический фонд, Русское географическое общество и правительство Оренбургской области.

Бакирова Рафиля Талгатовна, главный государственный инспектор – директор ФГБУ «Заповедники Оренбуржья»:

«Копытное – в частности, лошадь Пржевальского – важная часть степи, без них степь деградирует, накапливается сухая трава, что провоцирует летние пожары. Так что наши лошади позволяют сохранять степь в её первозданном виде. Но конечная цель сделать их вольными, а не полувольными. Сегодня это не так просто, как кажется. Животные не знают границ, и могут уходить на соседние территории, смешиваться с домашними лошадьми и тогда наш центр не сможет выполнять свою работу для сохранения популяции. Тем не менее, в нашей стране идеальные условия для расширения работы с лошадью, ведь у нас есть площадь, где можно создавать заповедники на таких огромных территориях.

Поэтому мы хотим расширяться в рамках заповедных территорий и сейчас ведем разговоры о создании второго центра на территории Хакасии. Тем более что наша популяция достаточно быстро размножается, а слишком большое количество лошадей на территории будет губительно для степи. И у нас есть выбор: либо, приблизившись к пограничной цифре, сдерживать рождаемость, как европейские проекты, либо создавать новые центры реинтродукции на заповедных территориях. Для этого должна быть создана инфраструктура, охрана территории, проводится экологическое просвещение и развивается познавательный туризм. Должны быть люди, которые доносят до мира – что это краснокнижные лошади. 

Надеемся, что у нас получится создать второй, а потом и третий центр реинтродукции. А пока все эти задачи выполняются в Оренбургском заповеднике. В частности, и познавательный туризм».

Желающим лично встретить лошадь Пржевальского: сделать это не так сложно, как может показаться, хоть для этого и понадобится немало удачи. Несмотря на то, что здесь расположен заповедник, его можно посетить в качестве туриста в летний сезон по предварительной записи.

Свободно перемещаться по территории заповедника можно только с сотрудниками заповедника, ведь лошади здесь на свободном выгуле, контакт с дикими животными должен быть при соблюдении правил безопасности. 

А еще на территории центра можно остаться на ночь в специальных домиках или поставить свою палатку. Здесь также есть две экологические тропы.

Я это смог увидеть и почувствовать на собственном опыте. И, несмотря на удачные съемки, загадал сюда вернуться, чтобы вновь оказаться в этом удивительном месте и снять еще больше материала!

Рекламодатель: ФГБУ «ЦБИ Минприроды России». 2VtzqwRsfK7