№ 4

Декабрь/2022

Russian Traveler 04/2022

Почему мы научились смеяться?

Фото: Unspkash

Новое исследование рассматривает возможные эволюционные причины того, почему люди смеются.

До сих пор несколько теорий пытались объяснить, какие факторы заставляют нас смеяться. Считается, что к относятся трансгрессия (смех над чем-то запретным), обращение к чувству высокомерия или превосходства (насмешка) и неконгруэнтность – наличие двух несовместимых смыслов в одной и той же ситуации.

Профессор педиатрии из Университета Сиены Карло Валерио Беллиени решил просмотреть всю доступную литературу о смехе и юморе, опубликованную на английском языке за последние десять лет, чтобы узнать, можно ли сделать еще какие-то выводы. После анализа более сотни статей исследователь пришел к новому возможному объяснению: смех – это инструмент, который природа любезно предоставила нам для выживания.

«Я просмотрел исследовательские работы по теории юмора, которые предоставили важную информацию по трем областям: физические характеристики смеха, мозговые центры, связанные со смехом, и польза смеха для здоровья. Это более 150 статей, в которых были представлены доказательства важных особенностей состояний, вызывающих у людей смех», – Карло Беллиени.

Систематизировав все теории, ученый свел процесс смеха к трем основным этапам: замешательство, разрешение и так называемый «потенциальный сигнал полного очищения».

«Это повышает вероятность того, что смех сохранялся благодаря естественному отбору на протяжении последних тысячелетий, чтобы помочь людям выжить. Это также может объяснить, почему нас тянет к людям, которые могут нас рассмешить», – говорит Беллиени.

Со смехом, вызванным юмором, все понятно. Но часто мы смеемся просто от осознания нереальности, сюрреализма ситуации, которая подрывает наши ожидания нормальности.

Вот видите вы тигра, прогуливающегося по городской улице. Это может показаться нелепым, но вовсе не комичным, а наоборот, ужасающим. Но если тигр при этом перекатывается по дороге колобком, это становится комичным.

«Анимационный персонаж сериала "Симпсоны" Гомер Симпсон смешит нас, когда он падает с крыши своего дома и подпрыгивает, как мячик, или когда он пытается "задушить" своего сына Барта, у которого выпучены глаза и язык болтается, будто он сделан из резины. Это примеры того, как человеческий опыт превращается в преувеличенную мультяшную версию мира, где может случиться что угодно, особенно смешное», – Карло Беллиени.

Но чтобы стать смешным, событие должно восприниматься и как безобидное. Мы смеемся, потому что осознаем, что ни крутящийся тигр, ни Гомер никогда не причиняли вреда ни другим, ни самим себе, потому что, по существу, их миры нереальны.

По словам исследователя, мы можем сократить появление смеха до трехэтапного процесса.

  1. Во-первых, нужна ситуация, которая кажется странной и вызывает чувство несоответствия (замешательство).
  2. Во-вторых, беспокойство или стресс, вызванные несоответствующей ситуацией, должны быть проработаны и преодолены (разрешение конфликта).
  3. В-третьих, сам факт смеха действует как сигнал к отмене тревоги (очищение/катарсис) и дает понять, что человек в безопасности.

Смех вполне может быть сигналом, который люди использовали на протяжении тысячелетий, чтобы показать другим, что реакция «бей или беги» не требуется и что предполагаемая угроза миновала. Вот почему смех часто заразителен: он объединяет нас, делает более общительными, сигнализирует об окончании страха или беспокойства. Смех – это жизнеутверждающая реакция.

«Мы можем напрямую перенести это на фильм 1936 года "Новые времена", где комический бродяга Чарли Чаплина одержимо чинит болты на фабрике, как робот, а не человек. Это заставляет нас смеяться, потому что мы бессознательно хотим показать другим, что тревожное зрелище человека, превращенного в робота, – выдумка. Он человек, а не машина. Нет причин для беспокойства», – Карло Беллиени.

Кроме того, по словам исследователя, смех имеет большое значение для физиологии нашего тела. Подобно плачу, жеванию, дыханию или ходьбе, смех – это ритмичное движение, которое является механизмом высвобождения для тела. Центры мозга, которые регулируют смех, контролируют эмоции, страхи и тревогу. Высвобождение смеха снимает стресс или напряженность ситуации и наполняет тело облегчением.

К юмору часто прибегают в больницах, чтобы помочь пациентам в их исцелении. Он может улучшить кровяное давление и иммунную защиту, а также помочь преодолеть тревогу и депрессию.

Исследования, рассмотренные обзоре Беллиени, также показали, что юмор важен в обучении и используется для того, чтобы подчеркнуть понятия и мысли. Юмор, относящийся к материалам курса, удерживает внимание и создает более непринужденную и продуктивную учебную среду. В условиях обучения юмор также снижает тревогу, способствует участию и повышает мотивацию.

Анализ этих данных о смехе также позволяет выдвинуть гипотезу о том, почему люди влюбляются в кого-то, кто может из рассмешить. Дело не только в том, чтобы быть забавным. Это более сложный процесс: человек, который заставляет нас смеяться, показывает, что мы можем расслабиться, мы в безопасности – и это создает доверие.

«В наше время, конечно, мы не задумываемся о смехе. Мы просто наслаждаемся этим как вдохновляющим опытом и чувством благополучия, которое оно приносит. С эволюционной точки зрения это один из самых человеческих процессов, который, вероятно, выполнял важную функцию в плане осознания опасности и самосохранения. Даже сейчас, если мы сталкиваемся с опасностью, после этого мы часто реагируем смехом из-за чувства явного облегчения», – заключает Беллиени.