№ 3

Сентябрь/2022

Russian Traveler 03/2022

Путешествие по Бурятии: почему там непременно стоит побывать?

Фото: Наталья Вакуленко

Широту степи, глубину Славного моря, высоту горных хребтов невозможно запечатлеть на камеру или описать словами - как и мудрость местных жителей, их талант, остроумие и щедрость. Чтобы понять, из чего складывается душа Бурятии, нужно непременно побывать здесь самому.

Ом мани падме хум

Фото: Анна Устинова

По территории Иволгинского дацана, одного из трех крупнейших буддийских храмовых комплексов России, лучше всего перемещаться по часовой стрелке, совершая гороо — обход святынь. Здесь и университет, и библиотека, и резиденция главного ламы Бурятии, десяток храмов-дуганов, священные ступы-субурганы и даже оранжерея для настоящего дерева бодхи — под его далеким предком, по преданию, обрел просветление Сиддхартха Гаутама, ставший Буддой.

Посетители и паломники — особенно многочисленны гости из соседней Монголии — по пути от дугана к дугану вращают молитвенные цилиндры хурдэ. Внутри них — священные свитки, каждый оборот — повторение мантры, делающее карму чище, а мир — добрее. Между постройками комплекса разносится гул гонгов и дребезжание тибетских рожков ганлинов: в одном из храмов совершается богослужение.   
Учение Будды пришло в эти земли в XVII веке из Тибета и вскоре распространилось среди бурят-монгольских племен. В 1741 году императрица Елизавета Петровна провозгласила буддизм одной из государственных религий Российской империи, а два десятилетия спустя Екатерина II утвердила титул Пандито Хамбо ламы — главы буддистов Забайкалья. 

Практически уничтоженный с приходом советской власти, буддизм в Бурятии начал возрождаться в 1945 году со строительства храма в местечке Иволгá — он-то и дал начало Иволгинскому дацану. И именно здесь сегодня пребывает драгоценное тело величайшего буддийского практика, Хамбо ламы  Даши-Доржо Этигэлова. В свой черед он не ушел из жизни, а вошёл в особенное состояние, завещав последователям проверить через 75 лет, как там себя чувствует его тело. Случилось это в 1927-м, а в 2002 году кедровый саркофаг (счастливо переживший все перипетии железного века) открыли и обнаружили не сухие мощи, но полную «живой» влаги телесную оболочку. Ламы уверены, что она до сих пор служит вместилищем души подвижника: они регулярно получают от него исполненные надмирной мудрости послания.  

Желто-восковая фигурка Итигэлова покоится в позе лотоса среди золоченых статуй Будд и бодхисаттв в алтаре храма-дворца, Его силуэт и черты условны, как образ на краю памяти. И все же невероятный Хамбо лама ощутимо присутствует не просто в храме — среди наполняющих дуган людей. Это величайшая святыня Иволгинского дацана. С живым интересом к нему приходят даже закоренелые скептики. Верующие же подносят нетленному синие шелковые полотна хадаги, совершают умаляющие гордыню земные поклоны-простирания и истово молятся, испрашивая благ не столько для себя, сколько ради общей пользы, — как положено в буддизме. 

Восток и Запад

Фото: Баир Айсуев

Окрестная степь и холмы — тысячелетний культурный ландшафт. Не случайно одна из скалистых возвышенностей неподалеку от Улан-Удэ зовется «Ставкой Чингисхана» — по легенде, с этого каменного уступа великий полководец осматривал свои несметные войска в долине далеко внизу.   

С повседневными обычаями кочевников нас знакомят в этноцентре Zamdaa. Встречая гостей, их окуривают священной травой ая-ганга — чабрецом, а потом, проводив в юрту, объясняют ее устройство и порядок ведения беседы с чужеземцами, разливая сытный бурятский чай с молоком. Кроме этикета, делятся и степными лайфхаки — например, как удобнее собирать кизяк для чего он пригодится в наши дни. 

Перед обедом гости учатся лепить буузы — пожалуй, главное блюдо бурятской кухни. В идеале они округлы, как купол юрты, и защипов у них ровно тридцать три. В руках гостей позы выходят кривоваты, но вкус их бесподобен: все дело в начинке из мяса местного скота, который круглый год пасется на вольных лугах. На столе будут и другие деликатесы: арбин — конская печень с жиром со льда, колбасы из крови и внутренностей, саламат — закуска из проваренной с мукой сметаны, мясной суп с лапшой шулээн. Запивать все положено пахучей молочной водкой архи.

А еще здесь дают пострелять из монгольского лука, наряжают в костюмы степняков и учат веселой и очень азартной игре шаагай наадан- в настоящие бараньи кости. Все же буряты — в первую очередь скотоводы. Тогда откуда же в кочевом хозяйстве была мука для поз, лапши, выпечки? 

Обильно сеять пшеницу в Забайкалье начали уже в новое время, с приходом сюда русских поселенцев. Во многих районах Республики живут старообрядцы, потомки высланных или приехавших по собственной воле с западных окраин империи в XVIII веке. Ехали раскольники в Сибирь, в отличие от каторжников, большими семьями, оттого и получили название «семейские». В других регионах Сибири старообрядцы живут замкнуто и чужаков не пускают, и только в Бурятии к ним можно заглянуть на огонек.  

В селе Тарбагатай, в доме Ирины Калашниковой, где со стены строго глядит портрет ее бабушки Анны и других предков, гостеприимные хозяева рассказывают о том, как строили дома из высушенных бревен лиственницы (получалось буквально на века!), как занимались пахотой и охотой, молились, собирали приданое, растили детей. А потом зовут за стол, полный пирогов только что из расписной печи, и — разыгрывают сватовство и свадьбу по всем семейским правилам, с невестой и женихом из числа гостей. 

«Молодые» успевают по-настоящему вжиться в роль, пока идет церемония обряжения невесты. Пышные «польские» юбки с яркими лентами, допетровский московский круглый сарафан, шапочка-кичка, поверх которой сложным узлом завернута фамильная шаль, тяжелые многорядные бусы из привезенного еще пра-пра-прабабкой янтаря — семейский женский костюм по-западному основателен и по-восточному богат. И какая же свадьба без прибауток, игр и традиционных песен! А в них — три века жизни в горе и в радости в далеком краю, ставшем домом.

Славное море

Фото: Мария Лю-Цай

Путешествуя по Бурятии, в определенных местах полагается поклониться духам: шаманизм — древняя религия бурят, и многие обычаи давно и прочно вошли в общий обиход. На парапет возле дерева повязывают яркую ленту или хадаг, оставляют монету, конфету или сигарету, кропят на четыре стороны света молоком или чем покрепче, прося у хозяев местности защиты в дороге и удачи в делах.

Так на перевале баргузинской трассы мы настраиваемся на встречу с великим Байкалом, и в тот момент, когда между сосен заблестит распахнутая к небу гладь Славного моря, впору еще раз возблагодарить местных духов. Если впервые знакомиться с глубочайшим озером планеты, то именно с бурятской стороны. Здесь на десятки километров тянутся широкие песчаные пляжи, а также и уединенные каменистые бухты: в одной из них прячется крайне фотогеничная скала по прозвищу Черепаха — не пропустите! 

Наша цель — Забайкальский национальный парк, включающий в себя полуостров Святой Нос и Чивыркуйский залив — самый уютный и гостеприимный на Байкале. Не случайно затерянные посреди Чивыркуйского залива Ушканьи острова облюбовали байкальские нерпы — здесь их самые большие лежбища. 

Фото: Анастасия Сахаревич

Эти обаятельные пресноводные тюлени – эндемик и пожалуй, главный символ Байкала. Отправляемся к ним по заливу на катере, любуясь вершинами Баргузинского хребта в снежной пудре и птичьими базарами на встающих из воды скалах. На совсем небольшом островке устроен визит-центр — после короткой лекции о жизни нерпы сотрудники нацпарка провожают посетителей в самый укромный уголок острова, к месту наблюдения за животными.

Чтобы не тревожить тюленей, «подглядывать» за ними полагается из специального укрытия и молча. В десятке метров от нас водоплавающие хозяева Байкала неловко и трудно взбираются на выступающие над водой валуны, иногда шлепаются обратно в воду, но наконец устраиваются среди сородичей и греются на солнце, добродушно поглаживая друг друга ластами и хлопая хвостами. И как тут сдержать восхищенные возгласы? 

Эй, Баргузин

Забайкальский национальный парк – место для счастливого отдыха на природе: походов по гористому полуострову Святой Нос, ночевок на берегу в кемпингах, купаний в целебных горячих источниках в бухте Змеевая. Притом, что цивилизация здесь присутствует — в необходимой для комфорта путешественников мере, — все же это заповедная территория. Нередки случаи, когда дорогу туристам перебегает олень или даже показывается медведь (в нашем случае — медвежонок).

А вот в соседней Баргузинской долине проезд загораживают, как правило, упитанные рыжие коровы, и даже символ этого места — священный камень Бухэ Шулун, которому, конечно. нужно тоже принести конфетку, — имеет очертания быка. 

Баргузин — имя текущей по долине реки, встающих над ней гор и одного из байкальских ветров, дующего отсюда на простор Славного моря. В древних монгольских летописях эти места называются «Баргуджин Тукум» — натурально, «Край света». Принято считать, что это родина матери Чингисхана и что сам завоеватель мира завещал похоронить себя именно здесь (где он действительно покоится, не знает никто). 

В этом укромном углу Сибири, среди богатой соболем и золотом тайги, в середине XVII века был основан первый казачий острог в Забайкалье, форпост русского продвижения на Дальний Восток. Город (ныне село) Баргузин известен как место ссылки неугодных властям – от декабристов (в частности, братьев Кюхельбекеров) до многочисленных еврейских семей и даже венгерского поэта — революционера Шандора Петефи. Об их сложных судьбах рассказывает педагог и автор краеведческих трудов Татьяна Сергеевна Филиппова в созданном ею грандиозном школьном музее. 

В Баргузинской долине есть и свое место паломничества – буддийский дацан, посвященный богине Янжиме, покровительнице мудрости и материнства. За многоцветным храмом у подножия Баргузинского хребта лежит священная роща. Тропинки ритуального гороо ведут к камню с проявленным образом богини. Женщины испрашивают у богини детей, люди творческие — ясности мыслей и вдохновения. 

Вдохновение снизойдет неизбежно — эти места космически красивы: ленивый меандр реки Баргузин (кстати, по ней можно устроить короткий или даже многодневный сплав), невесть откуда взявшиеся посреди степи песчаные дюны, мистические сады камней. И грандиозные скальные «замки» вблизи села Суво, прозванные Сувинской Саксонией. От этих стен, словно сложенных из гигантских каменных блоков (на самом деле таково действие эрозии), видна вся долина, ты счастлив и нем. 

Удивительные рядом

После отдыха на ласковых пляжах и купания в совсем не холодных водах (таким добрым Байкал предстает только с бурятской стороны) возвращаемся в Улан-Удэ. Город стоит на реке Уда в том месте, где она впадает в могучую Селенгу (лучший вид на легендарную водную артерию — со смотровой площадки Спящий Лев, а чтобы увидеть дельту, можно отправиться на экскурсию на кораблике). 

После вояжа «на край света» здесь получится, наконец, упорядочить в голове пеструю картину бурятской жизни. В этнографическом музее народов Забайкалья можно увидеть образцы древних петроглифов, изучить устройство эвенкийских стойбищ, жилищ сойотов, бурятских усадеб с избами и юртами, полюбоваться домами русских поселенцев и семейских — и заглянуть в маленький зоопарк, где живут спасенные от гибели медведи, верблюды и даже один белый тигр.

На стыке традиций в Бурятии сложилась своя школа целительства, и именно в Улан-Удэ работает единственный в России государственный центр восточной медицины. Конек его врачей — пульсовая диагностика, иглоукалывание, фитотерапия — лечение травяными сборами. Но вообще здесь доступен весь спектр проверенных временем практик, в том числе, например, гирудотерапия или оздоровительные занятия У-шу и Цигун. И все это — в обстановке современной клиники и на научной, академической базе. А массажи, которые здесь делают, немало облегчают и душу — проверено! Не случайно это один из главных центров медицинской реабилитации в нашей стране. Так что заглянуть сюда непременно стоит — хотя бы за консультацией.

Обязательна и прогулка по старой части Улан-Удэ. Основанный в 1666 году Удинский острог, впоследствии город Верхнеудинск, стоял на пути из Российской империи в Китай и на Дальний Восток. На маршруте экскурсии самое старое каменное здание города — Свято-Одигитриевский собор, деревянные городские усадьбы в резных наличниках, гостиные ряды, выросшие на торговле чаем, триумфальная арка, воздвигнутая в 1891 году к приезду наследника престола. Недалеко и любопытные памятники XX века, в том числе самый необычный в СССР Ленин: водруженная на постамент восьмиметровая голова Ильича весом в 42 тонны. Ну где еще такое увидишь? 

А еще здесь можно и нужно смаковать вкуснейшие буузы в специализированных кафе-буузных, просить совета на приеме у ламы или шамана, посещать дацаны и слушать оперу. Чтобы попасть на столь оживленный перекресток культур, оказывается, вовсе не надо покидать пределы страны! И он с удовольствием подарит свою бурную энергию каждому, кто станет его гостем.   

Чартерная программа туроператора Fun&Sun реализуется при поддержке Ростуризма и правительства Республики Бурятия.