№ 3

Сентябрь/2022

Russian Traveler 03/2022

Поморы нашего времени. Часть 3: музей

Северный морской музей.

Морских музеев у нас в стране всего пять. Каждый на виду, и это обязывает к тому, чтобы не скучать и не лениться. Директор Северного морского музея в Архангельске рассказал нам, как в стенах здания на набережной Северной Двины удалось создать питательную среду для множества классных творческих процессов, охвативших весь город – и не только его.

«Вот это и есть матица — или, говоря современным языком, киль поморского судна», — Евгений Тенетов, директор Северного морского музея, проводит экскурсию по залам.

Останавливаемся у витрины, посвященной традиционному поморскому судостроению. Матицей на Русском Севере называют несущую балку в деревянных домах. Традиционный поморский карбас или коч — по сути, тот же дом для помора. «В старину здесь так и говорили: „Море — наше поле, будет рыба, будет и хлеб“», — продолжает Евгений. Суровые воды кормили людей, и совершенно очевидно: если бы не море, жизнь в этих краях приняла бы какие-то совсем иные формы.

Заготовка матицы начерно вытесывается прямо в лесу. На переднем плане — изгиб кокоры.

По ходу экскурсии все яснее становится: поморское судостроение — это, конечно что-то совершенно уникальное, достойное внесения в список нематериального наследия ЮНЕСКО, наряду с грузинским виноделием. Вот Евгений показывает, как сшивали борта лодок: сшивали в прямом смысле, как пришивают манжеты к рукавам, только вместо нитки — ветки. Да и матица — это, конечно, не современный киль. Это соединенные вместе «самородные кокоры» — заготовки, вытесаные из елового ствола вместе с отходящим в сторону корнем: вершинами внутрь, корнями наружу. Естественная кривизна корня задавала силуэт форштевня и ахтерштевня — носовой и кормовой оконечностей.

«Поморское судостроение сообразно природе, оно с ней не спорит, оно ее слушает»

— заключает Тенетов и эта фраза, которая еще час назад показалась бы пафосной и высокопарной, обретает зримый смысл.

«Я представитель третьего поколения нашей семьи, живущего в Архангельске — делится Евгений своей биографией. — Мы все попали сюда из-за репрессий, по маминой линии из Смоленской губернии, по линии отца из Костромской. Дед был моряк, 12 лет ходил во время войны на судах Северного флота, участвовал в конвоях; и отец всю жизнь проработал в Северном морском пароходстве. Но культа моря у нас в семье как-то не было никогда, относились мы к этому как работе…» 

Окончив в 1999 году местный истфак, Тенетов вскоре стал редактором местного СМИ — архангельский городской журнал PLUS (издается до сих пор). А в 2013-м с друзьями открыл центр поддержки творческих индустрий «Футурист»: «Занимались урбанистикой — реновацией территории, в частности — Петровского сквера, где памятник и резная беседка, сейчас ее восстановили на историческом месте: по легенде, в ней Александр Грин сочинил „Алые паруса“, когда был в Архангельске в ссылке». В сотрудничестве с городскими властями активисты центра проводили субботники, устраивали лекции, проводили городские фестивали.

 

«На одной из встреч министр культуры мне сказала: а не хотите быть директором морского музея? Это было совещание, после которого меня попросили остаться, и через 15 минут я вышел директором. Очень странно».

Надо отметить, что центр «Футурист» оказался настоящим творческим инкубатором. Еще один человек оттуда, Василий Ларионов, стал директором «Поморской филармонии», возглавил Фонд развития культуры Архангельской области, под патронажем которого проводятся крупнейшие музыкальные и книжные фестивали, с гостями из разных городов и стран.

И в Морском музее очень скоро закипела новая жизнь. «Когда я сюда пришел, это был самый неизвестный из известных музеев Архангельской области, вспоминает Евгений. –
У меня был нулевой музейный опыт, и лишь умозрительное представление, каким должен быть современный музей. Прежде всего, я постарался организовать вокруг активное пространство… и у меня что-то стало получаться».

Экспозиция музея

Международный проект музея «Матица: сохранение и развитие северного деревянного судостроения» — стал таким активным пространством, объединившим практиков, любителей и экспертов. В июне 2020 года проект победил в конкурсе «Музей 4.0.» Благотворительного фонда Владимира Потанина по программе «Музей без границ».

Партнерами проекта выступили Министерство культуры Архангельской области, Норвежский Баренцев Секретариат, Национальный парк «Кенозерский», Северный (Арктический) федеральный университет, Фонд возрождения традиционного судостроения и арктического мореплавания, Товарищество поморского судостроения. В «Матице» приняли участие 30 организаций, среди которых: музеи, морские клубы, ученые, судостроители, морские практики из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Калининграда, Норвегии и даже США. Проект «Матица» будет содействовать становлению «музеев-верфей», «кораблей-музеев», и первые шаги в этом направлении уже сделаны. Конференция «Матица» прошла на двух площадках — Кенозерском национальном парке и в Архангельске, в Северном морском музее и верфях Товарищества поморского судостроения и Фонда возрождения судостроения и арктического мореплавания. Пожалуй, самым ярким моментом проекта стала поморская карбасная регата, о которой мы писали здесь.

«Мне кажется, мы подошли к главной цели — созданию комьюнити людей связанных с сохранением и практическим пользованием традиционных северных лодок. Море — великий коммуникатор, у него нет границ и оно должно объединять вдохновленных им людей», — говорит Тенетов. Важно только не останавливаться, сделать проект «Матица» ежегодным в формате «научная конференция плюс практика плюс регата — городской праздник народной лодки».


Фотографии предоставлены Северным морским музеем